В скором времени сайт переедет на другой хостинг, поэтому большая просьба - не регистрируйтесь.
"Fighting Emotions или Поглощённая Страстью" часть 32 “Его Глупый Маленький Брат” (0)
"Fighting Emotions или Поглощённая Страстью" часть 53 “Предчувствие” (0)
Идеальный убийца(3ья часть) (2)
Этти — эротическое аниме или манга. Произведениe также может находиться на стыке между хентаем и другими жанрами и иметь достаточно проработанный сюжет («Кайт — девочка-убийца»).
  • [b]Автор:[/b]
  • [b]Бета: [/b]
  • [b]Название:[/b]
  • [b]Фендом:[/b]
  • [b]Дисклеймер:[/b]
  • [b]Пейринг/Персонажи:[/b]
  • [b]Жанр: [/b]
  • [b]Рейтинг: [/b]
  • [b]Размер:[/b]
  • [b]Статус:[/b]
  • [b]Размещение:[/b]
  • [b]Предупреждения: [/b]
  • [b]От автора:[/b]
  • [b]Описание:[/b]
  • Bleach - Тайто Кубо
  • Code Geass - Горо Танигути, Итиро Окоути
  • Death Note - Цугуми Оба, Такэси Обата
  • Durarara!! - Нарита Рёго
  • D.Gray-man - Кацура Хосино
  • Fairy Tail -  Хиро Машима
  • Fullmetal Alchemist - Сэйдзи Мидзушима
  • Heart no Kuni no Alice - Сомэй Хосино
  • Howl's Moving Castle - Хаяо Миядзаки
  • InuYasha - Румико Такахаси
  • Kamisama Hajimemashita - Джульетта Судзуки 
  • Kaichou Wa-Maid Sama - Хиро Фудзивара
  • Katekyo Hitman Reborn! - Амано Акира
  • Kuroko no Basuke - Тадатоси Фудзимаки
  • La Storia Della Arcana Famiglia - HuneX, Ruru
  • Mei-chan no Shitsji - Мияги Рико
  • Naruto - Кишимото Масаси
  • One Piece - Ода Эйитиро 
  • Ouran High School Host Club - Биско Хатори
  • Pandora Hearts - Мотидзуки Дзюн
  • Rosario + Vampire - Акихиса Икэда
  • Shaman King - Хироюки Такэи
  • Soul Eater - Ацуси Окубо
  • Shugo Chara - Peach-Pit
  • Shingeki no Kyojin - Хадзимэ Исаяма
  • Сколько вам лет?
    Всего ответов: 155
     
    500
    Главная » Фанфики » Shingeki no Kyojin » Ангст

    Jiyuu no Tsubasa 7

    Если Вы нашли в тесте ошибку, выделите её мышкой и нажмите Ctrl + Enter. Мы будем Вам очень признательны.

    Автор: T. H. Sunset
    Фэндом: Shingeki no Kyojin
    Дисклеймер: Хадзимэ Исаяма
    Основные персонажи: Эрен Йегер, Анни Леонхарт, Эрвин Смит, Ханджи Зоэ, Нил Доук, Петра Ралл, Ривай (Леви) Аккерман
    Рейтинг: R
    Жанры: Джен, Ангст, Детектив, Экшн (action), AU
    Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
    Размер: Макси
    Статус: в процессе
    Описание:
    "- ...Для чего нужны титаны?
    - Откуда же я знаю, придурок? Разведка сто лет задаётся этим вопросом. А нормальные люди всё это время спрашивают, для чего нужна Разведка.
    - Нет, это ты как раз знаешь..."

    Посвящение:
    Разведывательному Легиону "Крылья Свободы". А благодарность - Хироюки Савано, автору ОСТов.
    Публикация на других ресурсах:
    Расскажите мне об этом)


    Глава 7
    Командир Ферион Линд никогда не возражал, если его называли параноиком. На всё человечество приходился едва ли десяток тех, кому он доверял.
    Людей в общей массе Ферион терпеть не мог. За Стены он рвался потому, что в них ему было душно. Несколько лет назад, после разговора с Анхелем Аальтоненом, он начал ощущать в воздухе явственный запах падали.
    - Про крылья не знаю, - задумчиво сказал Анхель в тот день. - Но насчёт кузнечиков есть одна идейка...
    - Почему не знаешь про крылья?
    - Потому что никто не знает про крылья, - как-то очень спокойно ответил Анхель. - Зато все знают, что первая команда Военной Полиции весьма бдительна.
    - Нет. - Ферион криво усмехнулся. - Я не знал. Вообще как-то не соотносил бдительность и Военную Полицию.
    - А зря... Ферион, ты любишь легенды?
    Ферион подумал и честно ответил:
    - Только с пивом.
    Как и подозревал Ферион, в местный трактир Анхель его не повёл. Легенду он рассказывал у себя дома и очень тихо.
    - Один шахтёр как-то раз решил сделать подкоп и пробраться за Стену. Он работал по ночам, один, и никто не знал о его цели. Он копал долго, очень долго. Но Стена всё не кончалась. Было похоже, что она уходит вглубь земли на много метров. Или километров.
    - И что в итоге?
    - Как-то раз он встретился со своим другом в трактире. - Анхель протянул руку и взял кружку. Пламя свечи обеспокоенно качнулось, отразившись красноватым блеском в его глазах. - То ли в тот вечер он перепил, то ли пиво оказалось слишком крепким - никто теперь уже не узнает. Но одно известно точно - он рассказал своему другу об уходящей вглубь Стене. С тех пор его никто не видел.
    - Друга или шахтёра? - уточнил Ферион, тоже беря кружку.
    - Друга тоже, - кивнул Анхель. - Но он исчез чуть позже. Когда начал искать шахтёра и всех о нём спрашивать. О друге уже не спросил никто.
    Ферион приподнял уголки губ в слабой ухмылке. Это выражение лица у него означало "намёк понят".
    - Это всего лишь легенда, - пожал плечами Анхель, утыкаясь в кружку. - Старая легенда шахтёров.
    - Точно. Но с тех пор наверняка существует мнение, что рассказывать эту легенду в трактирах - очень плохая примета.
    - Ага. - Анхель мрачно посмотрел в окно, ставя кружку обратно на стол. - Я суеверный. Такой суеверный, что до сих пор думаю, рассказывать ли тебе старую легенду кузнецов.
    - Обещаю тебя не искать и никого о тебе не спрашивать, - утешил его Ферион.
    - Добрый ты, - слабо улыбнулся Анхель. - Ладно уж. При ветре с юго-востока эту легенду можно рассказывать.
    - А что, при северо-западном - нельзя? - иронично прищурился Ферион.
    - Нельзя, - отрезал Анхель. - При северо-западном - в особенности.
    - Ещё одно суеверие... - вздохнул Ферион, облокотившись на стол.
    - Ещё одна легенда, - хмуро возразил Анхель. - Так. Я расскажу тебе начало. А ты расскажешь мне конец. А я скажу тебе, правильно ты думаешь, или нет.
    - Идёт.
    Анхель кивнул и продолжил:
    - Говорят, был такой человек, который очень любил птиц. Он любил птиц, а птицы любили его. И он настолько хорошо понимал их, что однажды у него появились крылья. Он ушёл в горы, чтобы никто его не видел, и стал учиться летать. В первом полёте сломались крылья и его правая нога. Во втором он оцарапал колено. В третий раз он смог улететь далеко-далеко, подняться высоко-высоко и приземлиться мягко-мягко. Расскажешь дальше?
    Ферион подумал, поболтав остатки пива в кружке.
    - Расскажу. Потом он подумал - а ведь титаны, чёрт возьми, не умеют летать. И следом - а ведь Стена Мария - идеальная взлётная площадка. С тех пор его никто не видел. Конец.
    - Неверно. - Анхель поднял ладони, сложенные крестом.
    Ферион подумал ещё пару секунд.
    - С тех пор никто ничего не знает о крыльях.
    - Прекрасно. - Невесело улыбнувшись, Анхель показал кружок, образованный большим и указательным пальцами.
    На следующий день, когда они прощались, Анхель вдруг прервался на полуфразе и оглянулся.
    - Погода меняется? - негромко спросил Ферион.
    Анхель ответил не сразу.
    - Вроде того. - Он вздохнул. - Я бы тебе ещё посоветовал узнать сказку о человеке, который умел разговаривать с ветрами и знал их по именам.
    - Да, - вздохнул и Ферион, - очень жаль, что я почти ничего об этой сказке не знаю.
    Анхель взглянул на него вопросительно. Ферион, усмехнувшись, прибавил:
    - Знаю только то, что она не заканчивается словами "с тех пор никто его не видел".
    Недоумение на лице Анхеля медленно сменилось пониманием. Он улыбнулся, как показалось Фериону, с видимым облегчением.
    - Этого хватит.
    - Если я услышу эту сказку целиком, то обязательно тебе расскажу, - пообещал Ферион.
    Но Анхель медленно покачал головой:
    - Всё же надеюсь, тебе не придётся узнать, на каком языке говорят ветра. Лучше расскажи мне о крыльях, если вдруг что-нибудь узнаешь.

    ***
    - Сорок три, - сообщил Ливай.
    - Ты о чём? - не понял Эрвин.
    Они стояли на ступеньках Дома Правосудия. День угасал, как угасает догоревшая свеча - бледно-синим, белесо светящимся небом. Оказывается, судебное заседание длилось так долго...
    - Сорок три "пера" в эмблеме Разведки, - пояснил Ливай, так, словно речь шла о чём-то совершенно обыденном и очевидном. - Никто никогда не задумывался над этим. Держу пари, ты не задумывался.
    - Вообще-то, сорок пять, - машинально возразил Эрвин. - Так, подожди... ты всё это время перья считал?
    - Угу. Военные суды - это слишком скучно, чтобы следить за происходящим.
    - Ясно.
    Логично. Если бы Эрвина кто-то назначил "надеждой человечества", он бы тоже сделал вид, что вообще не слушал, о чём речь.
    - Куда дальше?
    - Я - на постоялый двор, ты - на все четыре стороны.
    - Издеваешься?
    - Нет. Ты что, не слышал?
    - Я перья считал, - дружелюбно напомнил Ливай.
    - Ладно, объясняю ещё раз - ты умер летом сорок четвёртого. Был казнён через повешение. А потому сейчас, как любой покойник, - совершенно свободен.
    Во взгляде Ливая по-прежнему было недоумение. А ещё, кажется, он начинал злиться.
    - Не знаю, чего ты там себе напридумывал, - устало начал Эрвин, - но мне эти игры в полицейского и заключённого до смерти надоели. Всем рекрутам предоставляется право выбора. Не вижу смысла делать для тебя исключение.
    - Хочешь сказать, Разведка сто лет отлично жила без меня, и ещё столько же без меня проживёт? - хмыкнул Ливай.
    - Я сказал то, что хотел сказать. Ты не так глуп, чтобы искать безопасности в этом мире. Звучит банально, но ты и в самом деле сегодня начинаешь новую жизнь. А любая жизнь начинается не слишком приятно. Будь ты приличным человеком, у тебя возникли бы проблемы с документами. А так... тебе не привыкать, верно?
    Ливай постоял некоторое время без движения, раздумывая. Затем поднял голову и посмотрел на Эрвина.
    - Да, ты прав. Мне не привыкать. Не знаю, есть ли смысл желать тебе на прощание не сдохнуть в следующей вылазке.
    - Пожалуй, что нет, - спокойно отозвался Эрвин.
    - Договорились, - кивнул Ливай.
    И всё. Развернулся, неторопливо побрёл куда-то вверх по главной улице. Эрвин стоял и смотрел ему вслед, пока он не свернул в проулок.
    Значит, так выглядят освобождённые люди?
    Выбор был сделан не в пользу Разведки. Осознавая, что теперь ему предстоит снова в одиночку противостоять власть имущим, Ливай всё же ушёл. Не вернулся туда, где ему больше не пришлось бы сражаться одному.
    Впрочем, у слова "свобода" так много значений. Нет ничего удивительного в том, что Ливай вкладывает в него свой смысл.

    Столица не очень изменилась за несколько месяцев. Роза и Мария всё ещё берегли свою младшую сестрёнку Сину от сильных потрясений. Хотя ей это и не слишком-то шло на пользу.
    Ливай слонялся по Митрасу не просто так, а с вполне определёнными целями. Во-первых, проверял свои контрольные точки - много ли народу знает о сегодняшнем суде и его исходе? А во-вторых... нужно было нанести визит некой персоне. Персону эту Ливай подозревал в совершении весьма некрасивого поступка, о чём и собирался ей заявить. А точнее, ему.
    В таверну "Крошка Сина" стекались всевозможные сплетни. Почти без преувеличения можно было сказать - сплетни всего человечества. Хозяин таверны, улыбчивый вежливый тип по кличке Флюгер, умел и любил слушать. Кроме того, он умел и любил поддержать беседу - он всегда разговаривал только на интересные собеседнику темы. И самое главное - он запоминал всё, что ему рассказывали, и умел сопоставлять факты. Услышав несколько сплетен об одном и том же человеке или событии, Флюгер в точности знал, что случилось на самом деле. И знал, кому об этом рассказать. За скромную плату, разумеется.
    "Флюгер". До чего меткое прозвище. Всегда в курсе, откуда ветер дует. Всегда готов настучать, откуда ветер дует. Живая иллюстрация к поговорке "хочешь жить - умей вертеться". Флюгер вертеться умел, да ещё как. Он знал, кому продать информацию, чтобы не получить по морде от тех, кого сдал. Банды резали одна другую, а Флюгер слушал истории и улыбался.
    Но любая, даже самая налаженная система рано или поздно даёт сбой. Ливай даже ощущал некоторое самодовольство при мысли о том, что он будет первым, кто призвал Флюгера к ответу. Возможно, и последним, но это уж зависит от поведения Флюгера. Руки марать не хотелось, но идея прикончить великого сплетника была весьма заманчива. Исчезновение этого звена если и не разрушило бы к чертям всю организацию преступного мира, то серьёзно бы пошатнуло. Пожалуй, весело было бы посмотреть на это.
    План был вопиюще дурацким. Но вести себя так, как следует в подобных ситуациях, - значит быть предсказуемым. А Ливай не был заинтересован в том, чтобы его действия предугадывали. Ему полагалось сейчас залечь на дно, привлекать к себе как можно меньше внимания, а в идеале - и вовсе покинуть столицу. Вместо этого Ливай обошёл почти весь Митрас, старательно попадаясь на глаза подручным Флюгера. Ему было известно, что "ветров" у Флюгера пятеро. По крайней мере, было полгода назад. И сейчас удалось собрать на "хвост" всю пятёрку. Почти невидимый Фогельвинд сопровождал его прямо от здания суда. Через пару перекрёстков присоединился Сирокко, зубоскал и отчаянный сорвиголова. Почти сразу же попался самый ленивый - Рамье. Этот редко утруждал себя самостоятельным наблюдением, всегда ошивался поблизости от Сирокко. Потом нашёлся Сондо, угрюмый хмырь с поразительно неприметной внешностью. Дальше Ливай - а вместе с ним и четверо тихо шалеющих "ветров" - искал пятого. Надо отдать должное самому профессиональному наблюдателю шайки: Ливай заметил его только тогда, когда Мистраль позволил ему это сделать. Это означало следующее - во-первых, они не знают, как расценивать увиденное. Во-вторых, пока Ливай ведёт себя прилично, в драку они лезть не намерены. И в-третьих - Флюгер оповещён.
    Далее Ливай сделал совсем уже несусветную глупость - внаглую заявился к Флюгеру лично.
    Стенистам не удалось прикрыть таверну с крамольным названием и ещё более крамольной вывеской. Кокетливая курносая девица по-прежнему топорщила жестяные кудри под помятой диадемой. Ливай постоял рядом, на секунду погрузившись в воспоминания, затем слегка пнул щелястую дверь. Та гостеприимно распахнулась, выпустив на улицу море звуков и запахов. Обе составляющие внушали чудовищное отвращение, но Ливай никогда не бросал начатое. Среди пьяной ругани и стука кружек он услышал негромкий перезвон струн. Так и есть, на стойке сидела Катарина. Стукач номер два, правая рука Флюгера. Пусть. Не помешает. Или даже поможет.
    Ливай спокойно прошёл к стойке, не останавливаясь и ни на кого не глядя. Флюгер, завидев нового посетителя, застыл на своём месте, медленно изменяясь в лице. Менялся преимущественно цвет - стукач заметно позеленел. Ясно. Мистраль не сообщил своему хозяину, что сегодня стоит ждать гостей. Значит, даже "ветра" не ожидали от Ливая такой наглости. И ещё - у него есть немного времени. Флюгер ещё не успел решить, кого и кому сдать. А значит, Ливай первым предложит ему самую высокую цену. За молчание и информацию. По сути, каждый в катакомбах жил попрошайничеством. Все, от стукачей до убийц, каждый день выпрашивали у смерти отсрочки. И Флюгер, разумеется, захочет прожить дольше, хотя бы на несколько часов.
    Ливай остановился перед стойкой, с ленивым любопытством рассматривая совсем уже зелёную физиономию Флюгера.
    - Здравствуй, Флюгер. Давно не виделись.
    Стукач настороженно молчал. Даже вежливо улыбаться забыл.
    - Что за жизнь, - сказал Ливай, пододвигая стул к стойке, - нигде здоровья пожелать не хотят. Я что, один радуюсь, что я жив?
    Ага, зелени слегка поубавилось. Флюгер наконец определился с линией поведения и теперь думает, что бить его не будут.
    - Не поверишь, - со сдержанным сочувствием ответил он, - похоже, к твоему отсутствию все уже слишком привыкли. Даже и не знаю, как ты теперь будешь доказывать, что выжил. Ходят слухи, что... да садись ты, не маячь перед стойкой, внимание привлекаешь.
    Ливай всё это время вёл себя так, словно Флюгер обращался вовсе не к нему. Отвернувшись от стойки, он придирчиво рассматривал сидение стула. Но на последнюю фразу отреагировал - поднял голову, молча посмотрел на Флюгера исподлобья. Не сводя немигающего взгляда с лица стукача, медленно отодвинул стул ногой.
    - Постою, - наконец сказал он.
    - Что так?
    - Задницу твоими стульями пачкать неохота.
    - Нехорошо себя ведёшь, Ливай, - покачал головой Флюгер. - Дерзишь. Обидеть пытаешься.
    - У меня получается? - поинтересовался Ливай.
    Флюгер наконец снова начал улыбаться. Совсем расслабился.
    - Нет, я к твоим шуточкам привык. Но насчёт стульев - это ты зря. Насчёт стульев твоя задница может быть спокойна.
    - Да? - Ливай повернулся и задумчиво посмотрел на отвергнутый стул. Снова смерив его оценивающим взглядом, перевёл глаза обратно на Флюгера. - Нет, что-то у тебя промах за промахом, - вздохнул он с таким же сдержанным сочувствием, с каким Флюгер до этого соболезновал ему. - Не знаю, не доверяю я этому стулу. Ничего не могу с собой поделать. Может, это потому, что ты пытаешься меня обмануть, а, Флюгер?
    На физиономии стукача отразилась почти искренняя обида.
    - Моя информация предельно точна, ты же знаешь, - оскорблённо заявил он, складывая руки на груди.
    - Ах, да, твоя информация, - миролюбиво кивнул Ливай. - Ну, если это твоя информация, мне беспокоиться не о чем. Ты ведь никогда не ошибаешься. Я даже заподозрить тебя в этом не могу. Ведь я тебя никогда ни на чём таком не ловил.
    - Мы ведь всё ещё о стуле говорим? - уточнил Флюгер.
    В один краткий миг отрешённое спокойствие исчезло из взгляда Ливая, сменившись стальным блеском.
    - Понял наконец, откуда ветер дует, ты, ржавый жестяной петух на протекающей крыше свинарника? - нехорошо понизившимся голосом произнёс Ливай, наклонившись над стойкой.
    Теперь стукач стал предельно серьёзным. Но недостаточно обеспокоенным. По крайней мере, не пытается подавать какие-то тайные знаки "ветрам". Пока Ливай рассматривал стул, успел заметить, что все пятеро - в зале.
    - Ну, слушай, - развёл руками Флюгер, - уж ты-то должен бы понимать. Ты же знаешь, кто на меня давил. Я что, должен был пожертвовать жизнью ради тебя, волк-одиночка?
    - Идиот, - презрительно сказал Ливай. - Ты совсем не въезжаешь в ситуацию. Но я, так и быть, тебе объясню.
    - Окажи милость, - кивнул Флюгер.
    - Милость я тебе уже оказал. Ты до сих пор жив. Я понимаю, что ты сделал свой выбор. Наверное, он казался тебе правильным. Все думают, что одного уничтожить проще, чем нескольких.
    - А разве нет? - хмыкнул Флюгер. - Тебя поймали, продержали в кутузке с месяц, потом отправили на корм титанам. Не самое ли лучшее предупреждение, которое может получить человек?
    - Нет, Флюгер, - Ливай уже почти шептал, - я остался жив не потому, что меня пощадили те, кто хотел моей смерти. И если ты надеялся, что я, освободившись, не отомщу тебе - ты ещё тупее, чем я думал.
    Вот сейчас в глазах у Флюгера метнулся настоящий страх.
    - Не смей, - предупредил он. - Думаешь, тут некому тебя заставить вести себя прилично?
    - Флю-гер, - начал Ливай, нарочито медленно, по слогам произнеся кличку собеседника, - да ты даже не петух. Ты - напуганный цыплёнок. Знаешь, у меня ведь есть интересная информация. Хочешь, расскажу тебе о застенках столичной тюрьмы? Я сидел рядом с пыточной. День за днём - крики, мольбы прекратить, клятвы не лгать. Впрочем, возможно, ночь за ночью, дневного света я там не видел. Или, может, рассказать тебе о мире за Стенами? О титанах, к примеру. Я так много о них знаю. Видел их снаружи и немного - внутри. Рассказать?
    - Не надо, - поспешно поднял руки Флюгер. - Дело к ночи, не хочу из-за тебя страдать кошмарами.
    - Попробуй дать сдачи, - предложил Ливай. - Напугай меня своими людьми. Что, уже не так уверен? А, знаю. Наверное, ты наконец-то задался вопросом, почему синдикату вообще пришлось поднимать такой шум, чтобы убрать меня. Как ты меня назвал? Волк-одиночка? Ты ещё что-то говорил о том, что от одного меня легче отделаться, чем от целого синдиката. У синдиката от меня отделаться, как видишь, не получилось. У титанов не получилось.
    - Да знаю я, что ты - страшный человек. - Флюгер опустил руки и ссутулил плечи, совсем помрачнев. - Но если я всё ещё жив, это может значить только одно. Я тебе зачем-то нужен. Знаю, ты не любитель вести долгие разговоры с теми, кого собираешься отправить на тот свет.
    - Сообразил наконец, - одобрительно заметил Ливай. - Да, верно. Слишком глупо было бы просто убить тебя. Стоит взыскать с тебя этот должок по-другому. Постарайся снабжать меня такой информацией, чтобы я поверил, что её стоимость равна соседству с камерой пыток и схваткам с титанами.
    - Так значит, не убьёшь меня? - Флюгер пытался иронично улыбаться, но слишком уж явно сквозило в его голосе облегчение.
    - Пока нет, - великодушно кивнул Ливай. - Пока ты восстанавливаешь мой авторитет и бережёшь мою ценную жизнь.
    - Иди ты на хрен! - фыркнул Флюгер. - Тоже мне, ценная жизнь...
    - А разве нет? - Ливай даже позволил себе чуть-чуть приподнять уголки губ. - Знаешь, ведь меня оправдали, потому что я - надежда человечества. Так, для справки. Один из аргументов защиты звучал именно так.
    - Чушь, - буркнул Флюгер, беря с полки тряпку и принимаясь протирать стойку. - Тебя оправдали, потому что ты давно умер. Ты - призрак. Страшилка, которой синдикат пугает своих недорослей-шестёрок.
    - И это тоже, - согласился Ливай. - Ну, так что? Меня кто-то будет сегодня убивать?
    - Расслабься, - всё так же мрачно пробурчал Флюгер, ожесточённо надраивая стойку. - По твою душу сегодня никто не явится.
    - Неужели думали, что у меня не хватит наглости вернуться в катакомбы? - Ливай иронично приподнял брови.
    - На твоём месте никто бы не вернулся. И никто, кроме пятёрки ветров и меня, ещё не знает, что ты это сделал. Знают только, что вы сегодня порознь. Но ещё не знают, почему. Самое логичное для тебя было бы - выехать вместе с тем белобрысым за пределы Сины, а потом драпануть от него куда-нибудь на север Розы, к примеру.
    - Как будто за Стенами можно надолго спрятаться, - фыркнул Ливай.
    - Как будто Разведка стала бы тебя долго искать, - в тон ему отозвался Флюгер, не прекращая драить стойку. - Белобрысый тебя спас от виселицы, чтобы насолить своему заклятому дружку Найлу Доку. А так... да кому ты теперь нужен, кроме синдиката, всеобщая ты головная боль?
    Ливай промолчал.
    - Но вообще, красивая вышла месть, - неожиданно улыбнулся Флюгер, оставив стойку в покое. - Снимаю шляпу.
    - О чём ты, стукач? - со скукой во взгляде спросил Ливай.
    - Ну, белобрысый ведь тебя, по сути, втравил во всё это. Ты почти выпутался, а тут он подвернулся у самых катакомб. Припоминаешь?
    - Допустим.
    - Я думаю, - начал Флюгер, - его задержат всякими формальностями до самого вечера. Профессиональных умельцев развести возню с бумажками там хоть отбавляй.
    Он сделал паузу, но Ливай тоже молчал. Масляная улыбочка Флюгера сделалась ещё шире:
    - Вам пришлось бы идти на постоялый двор. До ближайшего, не сворачивая в переулки, не добраться. Но даже если в ближайший бы вы не пошли, заманить вас в переулки - плёвое дело. Вы больше не под охраной Военной Полиции. Если бы ты не исчез у них из виду и не припёрся ко мне, сегодня прикончили бы вас обоих. А так - только того белобрысого. Мои ребята так охренели от твоей наглости, что потянулись за тобой сюда. Так что, считай, с точки Сирокко никто уже и не знал, куда ты идёшь. Кроме нас, конечно.
    Ливай по-прежнему хранил молчание. По абсолютному равнодушию на его лице невозможно было понять, с какими мыслями он слушает Флюгера. То ли одобрительно следит за ходом мысли, то ли вот-вот заснёт, то ли рисует взглядом на собеседнике схему уязвимых точек. Флюгер был полностью уверен в своей безнаказанности, а добиться от Ливая хоть какой-то реакции ему было интересно. А потому он продолжал нащупывать слабые места:
    - Интересно, что с ним сделает синдикат? Как они мечтали увидеть Чистую Силу болтающимся на верёвке над лужей собственного дерьма! Ты себе не представляешь... - Флюгер воодушевлённо поцокал языком. Видимо, он представлял. Правда, непонятно, что именно - мечтающий синдикат или вдохновляющую их картину. - Ах, кто же знал, кто же знал, что Разведка спрячет тебя под своим тёпленьким крылышком! Честно скажу, не хотел бы потом первым обнаружить труп этого белобрысого. Я бы...
    Но закончить фразу ему было не суждено. Да и уже, в общем-то, незачем ему было её заканчивать. Потому что своего он добился - Ливай наконец-то отреагировал. И это был очень веский комментарий.
    Затем, перемахнув через стойку, он схватил один из ножей, висевших над полками. Сгрёб взвизгнувшую Катарину за шкирку, подтащив к себе, на другую сторону стойки, обхватил рукой за шею.
    - Спокойно, дети. - Ливай направил нож на вскинувшуюся пятёрку "ветров". - Жив ваш стукач. Пока ещё. Что до меня - я просто собираюсь отсюда убраться. Все останутся живы. Слово разведчика. Но будете себя плохо вести - прирежу Катарину. Для начала. Скопом вы, возможно, со мной справитесь. Но уясните, - он чуть приподнял подбородок, голос его понизился до шипения, - с собой заберу столько, сколько смогу. Выбор за вами. Хотите сдохнуть сегодня или разойдёмся, как приличные люди?
    "Ветра" задумались. Смерть правой руки их вожака ничем хорошим бы для всей шайки не обернулась. Да и лезть в драку с человеком, который навёл такого шороху в столице, им не хотелось. Фразу "с собой заберу столько, сколько смогу" каждый отнёс на свой счёт. Они молча, но очень злобно смотрели на Ливая, бессильные найти выход из положения. Сирокко сделал было какое-то движение, но Мистраль тут же шикнул на него.
    - Смотрю, у вас, в отличие от вашего хозяина, хватает ума меня не злить, - одобрительно кивнул Ливай. - Отпущу её, когда выйду отсюда. - Он перевёл взгляд вниз, на Флюгера.
    Стукач, скрючившись и беззвучно разевая рот, лежал на полу среди обломков стула. Того самого стула, на который Ливай побрезговал садиться.
    - Запомни на будущее. О Разведке ты ни хрена не знаешь, мастер каламбуров. Не было у Разведки никогда тёпленьких крылышек. Крылья Свободы продуваются всеми ветрами. Кроме твоих пяти, поэтому там не так смердит. Эрвин, в отличие от тебя, никогда не хотел мне смерти. А шкуру мою спас не потому, что кому-то хотел насолить. Просто они там все поголовно - идиоты, - он коротко усмехнулся, щуря удлинённые, блестящие сталью глаза, - идиоты, которые своих не бросают. И это, чёрт возьми, заразно. Боюсь, что ещё и неизлечимо.
    Продемонстрировав Катарине нож, он аккуратно коснулся лезвием её горла.
    - Положи лютню на стойку.
    Катарина презрительно хохотнула-каркнула:
    - Думаешь, у меня там оружие? Ты книжек приключенческих обчитался, что ли?
    - Дура, - спокойно откликнулся Ливай. - Я почти уверен, что тебе вздумается устроить возню по дороге. И если мне придётся тебя пристукнуть, не хочу, чтобы лютня пострадала. Уж она в твоей дурости точно не виновата.
    После этих слов Катарина как-то странно затихла, безропотно положила лютню на стойку и, совершенно не сопротивляясь, позволила увлечь себя в подсобку.
    Выйдя через чёрный ход на улицу, Ливай отпустил её. Поморщившись, брезгливо тряхнул рукой, которой держал заложницу.
    - Обратно зайдёшь через пять минут, поняла?
    Он не боялся повернуться к ней спиной - какой бы дурой ни была Катарина, у неё должно было хватить мозгов не нарываться. А вот чего он не ожидал, так это того, что она скажет ему вслед своим хриплым голосом:
    - Пятый проулок от Дома Правосудия. Засада ждёт там. Их будет столько, сколько нужно, чтобы справиться с одним. У двоих есть шанс. У тебя около пятнадцати минут, если ты бегаешь так же быстро, как полгода назад.
    Ливай остановился, искоса взглянул на неё через плечо.
    - А что, если ты пытаешься меня подставить, как и твой хозяин?
    Катарина, не дрогнув, выдержала его взгляд.
    - Нет. Хочу кое-какую информацию взамен.
    Она отошла к фонарю, горевшему у входа.
    - Не дёргайся, - предупредила Катарина, показывая, что собирается залезть за пазуху.
    - Я и не дёргаюсь, дура, - пожал плечами Ливай. - Ты не успеешь. И ты это знаешь.
    Катарина кивнула. Достала книжицу в обтрёпанном зелёном переплёте, быстро перелистала страницы. Подставила разворот под луч тусклого света. Взглянула на Ливая:
    - Знаешь его?
    Ливай присмотрелся. Ещё раз присмотрелся. Отвёл глаза, потряс головой, повернулся обратно и снова присмотрелся.
    - Я знаю, почему он так рвётся во внешний мир, - пробормотал Ливай. - Этим усам просто тесно здесь, в Стенах. Серьёзно. Они везде...
    У Катарины вырвался тихий облегчённый вздох.
    - Жив, значит, - усмехнувшись, заключила она.
    - Убить? - предложил Ливай.
    - Не надо, - качнула головой Катарина. - Ну и... вообще. Пусть не помирает пока.
    - Ладно, - серьёзно согласился Ливай, словно они в самом деле решали, когда погибнет Ноэль Мантэн. - Я постараюсь, чтобы его не сожрали. Он иногда забавен.

    Не успел Эрвин сойти со ступеней Дома Правосудия, откуда ни возьмись, возник кто-то из мелких сошек и потребовал немедленного подписания каких-то бумаг. Его вынудили просидеть в приёмной чуть ли не час, возня с бумажками затянулась допоздна. Когда Эрвин всё же вырвался из Дома Правосудия, на улицах Митраса уже совсем стемнело. О том, чтобы сегодня же покинуть стену Сина, нечего было и думать. Ничего не оставалось, кроме как отправиться на постоялый двор, где разведчики обычно размещались во время визитов в столицу.
    Идя по тёмным улицам, Эрвин невольно вспоминал ту, другую ночь. Странным образом тесно связанную с сегодняшней. Причина и следствие. В тот раз, правда, он был не один.
    Вот он, переулок, где Ливай отделал двоих полицейских. Здесь Дот Пиксис предложил дурацкое пари.
    "Будем надеяться, сегодня я не влезу ни в какие неприятности. Для разнообразия", - усмехнувшись про себя, подумал Эрвин.
    И, словно отвечая на эти мысли, из глубин переулков раздался протяжный крик - мольба о помощи. Прокляв недавнюю мысль за оптимизм, Эрвин для начала честно осмотрелся - не явятся ли на крик ребята Найла?
    Но тёмная улица была пуста. Крик раздался во второй раз. Одно из двух. Или полицейские были не так сильны, как хвастался Найл, или они переставали приносить пользу, стоило в столице появиться Эрвину.
    Непроглядная глубь переулков просто-таки манила предчувствием неприятностей. И повторившийся в третий раз вопль, полный боли и ужаса, не оставил выбора. Сегодня всё же предстояло сохранить верность традициям - неприятности отчаянно требовали в них вляпаться.
    Неладное Эрвин почуял, как только свернул с освещённой улицы. В том смысле, что на этот раз неприятности, кажется, не ограничатся простым мордобоем. Ощущение подвоха становилось всё сильнее, по мере приближения к источнику звуков.
    Здесь, на улочке, оканчивающейся тупиком, фонарей не было. Единственными источниками света были стареющий дистрофичный месяц и слабое снежное свечение. Эрвин различил два тёмных силуэта. Они молча стояли спиной к стене, а в ногах у них слабо шевелился третий. Вот что самое мерзкое - "живец", на которого повёлся Эрвин, был настоящим. Поймали они случайного прохожего, разобрались ли по случаю со "своим" - крики боли были искренними.
    Он быстро оглянулся через плечо. Так и есть, выход из тупика преграждали ещё двое. Продуманные ребята, вчетвером пошли на одного разведчика. С оружием, разумеется. Точно не с огнестрельным, пальба в затихшем ночном Митрасе привлекла бы лишнее внимание. Какие-нибудь ножи, кастеты... Был бы здесь Ливай, назвал бы, наверное, полный список всего, что эта компания могла притащить.
    Теперь понятно, в чём подвох. Найл нисколько не преувеличивал, когда грозил Эрвину столичными тёмными переулками. Нет, Найла Эрвин не обвинял, тот, скорее всего, и угрозу-то свою ляпнул сгоряча. Не подумав, насколько она может быть реальной. Тогда, получается, по его душу явились те самые таинственные личности, которые давили на Полицию. Что же, теперь, через полгода, Эрвин прекрасно осознавал, какую свинью он им подложил, выпустив Ливая на свободу. Тот явно знал, куда идти и что делать. А значит, наверняка до сих пор жив. Насколько Эрвин успел его узнать, гадости своим врагам он будет делать методично, старательно и на протяжении достаточно долгого времени. "Достаточно" здесь - от слова "доставать" в значении "действовать на нервы" и "приводить в отчаяние". Может быть, это будут не очень изобретательные гадости, но точно - тщательно рассчитанные, исполненные безупречно и без всякой жалости. И Эрвин от всей души пожелал Ливаю удачи.
    Однако и он сам сдаваться без боя не собирался. Вступать в схватку с многократно превосходящими силами противника? Да любой разведчик - профи в этом деле.
    "Вернусь - добавлю в программу тренировок ещё парочку техник против ножей", - подумал Эрвин, отшагивая к глухой стене. Теперь боковым зрением ему были видны все четверо - преграждающие выход и ждавшие в конце тупика.
    Эрвин в одно движение сбросил шинель. Весьма ненадёжный щит, но выбирать не приходилось.
    Плюсы?
    Пожалуй, есть один. Если враги разозлены достаточно, то намерены сделать смерть медленной и мучительной. Значит, сначала попытаются захватить, а не убить.
    Двое, что остались справа, молчаливыми тенями метнулись к Эрвину. Он, скорее предугадав выпад, чем увидев атакующего, уклонился в сторону. Опять же, почти наугад пнул второго. Попал - того отнесло на пару шагов. Ещё один интуитивный уход от атаки, шинель взлетает вверх, гасит лунный блик на узком лезвии. Ну, теперь ребята представляют себе, с кем связались, прекратят валять дурака.
    "Надо попытаться вырваться из проулка". В голове мгновенно вспыхнуло несколько вариантов, но для выполнения каждого из них нужно было быть самым удачливым человеком в мире. А впрочем, вот этот теоретически...
    ...Руку обжигает болью - нож прошёл по ней, разрезав одежду и неглубоко распоров кожу.
    ...выполним - когда те двое вступят в бой, смести ближнего, бросить дальнему шинель в лицо и бежать.
    Осознав, что жертва чересчур шустра, бандюги принялись за Эрвина уже всерьёз. Только бы внушить им, что вдвоём они точно не справятся...
    И в этот момент в проулок ворвался кто-то ещё. Не сбавляя хода, налетел на одного из "привратников". Тот, заорав от боли, осел на землю.
    На долю секунды все участники заварушки застыли, как в детской игре "хищник". Кроме Эрвина - воспользовавшись промедлением изумлённых противников, он схватил ближайшего к нему бандита, сломал ему кисть и отобрал нож. Личность того, кто пожелал присоединиться к заварушке, можно выяснить позже.
    Второй, ещё не обезвреженный, опомнился и с воинственным воплем ринулся на Эрвина. Вот теперь можно было пожертвовать шинелью. Попадание было удачным. Шинель развернулась в воздухе и накрыла голову агрессора. Эрвин, пока тот не успел избавиться от помехи, одним прыжком сократил расстояние. Приложил противника головой об стену, ударил коленом в живот, а когда тот сполз на землю - добавил пинок в рёбра.
    Вот теперь можно было оценить ситуацию. Сломанная кисть остудила пыл второго противника, а "привратник" занят нежданным гостем. Последний двигался слишком быстро, чтобы его можно было как следует разглядеть. Но именно этот стремительный стиль боя не оставил других вариантов.
    Несомненно, на помощь Эрвину пришёл Ливай.
    Его он меньше всего ожидал увидеть здесь. Что за потрясающая безалаберность?
    - Вот псих, - восхищённо пробормотал Эрвин, глядя, как Ливай загоняет второго "привратника" в угол, - истинный разведчик.
    Всё окончилось в течение нескольких секунд. Ливай сбил с ног своего противника, вдавил лицом в тонкий снежный слой.
    - Давно не виделись. - Эрвин дружелюбно кивнул Ливаю.
    - Давно, - подтвердил Ливай, не поворачиваясь. - Где-то ещё есть засада? - отрывисто спросил он, обращаясь к "привратнику".
    Тот молчал, яростно сопя и пытаясь высвободиться. Ливай медленно потянул вверх его вывернутую руку, но он не произнёс ни слова.
    - Попробуй провести болевой на пальцы, - посоветовал Эрвин, наблюдая за процессом.
    - Сейчас на глаз проведу, - буркнул Ливай, всё-таки перехватывая пальцы вывернутой руки. - Отвечай!
    Бандит ответил, но не очень информативно. Эрвин не стал бы ручаться, что ранее ему приходилось слышать нечто подобное. Пожалуй, он мог себя похвалить за неиспорченность. Где-то треть ответа он расшифровал интуитивно, а ещё одну треть - вовсе не понял.
    Зато Ливай, видимо, понял всё. И более того - судя по истошному воплю бандита, выполнил-таки свою угрозу насчёт глаз.
    - Четверо!.. Было только четверо!!! - заорал несчастный.
    - Молодец, - сказал ему Ливай. - За это я оставлю тебе два глаза. А вот руку сломаю, пожалуй...
    И снова раздался нечеловеческий вопль. Эрвин поморщился.
    - Да успокойся, я же ещё ничего не сделал, - снисходительно бросил Ливай, поднимаясь на ноги и заставляя подняться свою жертву. - Ты же понимаешь, что я успею тебя убить, если ты мне соврал? Вижу, что понимаешь... Только не вижу, насколько хорошо.
    - Нет, стой... я говорю правду!!!
    - Хорошо, если так, - согласился Ливай.
    - Смотрю, ты мастер вести допросы, - хмыкнул Эрвин.
    Ливай обернулся к нему. В слабом лунном свете невозможно было понять, что выражает его лицо. Только лишь удлинённые глаза холодно блестели.
    - Я слышал каждый допрос в столичной тюрьме в течение месяца. Ты знаешь, я быстро учусь. А всё благодаря им. Группировка может не беспокоиться, я усвоил все уроки. Вы же этому хотели меня научить? - Он от души врезал своей жертве по коленям, заставляя снова упасть на землю. - Ну же, похвали меня, крыса! Я старался. Что ты расскажешь обо мне своим хозяевам?
    - Ничего! - коротко вскрикнул бандит.
    - Ответ неверный. Но я тебя научу, какой правильный. - Ливай понизил голос почти до шёпота, схватив бандита за волосы и повернув его лицо к себе. - На практике. Тебе даже ничего говорить не надо будет. Просто приползёшь к ним, и они сами всё поймут. А остальных тварей я, пожалуй, добью.
    - Хватит их запугивать, они сейчас просто от страха коньки отбросят, - решительно вмешался Эрвин. Он уже успел связать своего противника и сейчас пытался выяснить, живы ли двое оставшихся. - Между прочим, у меня на тварей тоже есть планы. Я их первый нашёл.
    - Наглость, достойная командира Разведки, - с оттенком уважения протянул Ливай. - Так это, оказывается, ты их нашёл?
    - Так получилось, - развёл руками Эрвин.
    Ливай укоризненно покачал головой:
    - Оставил бы ты катакомбный народец Военной Полиции. Ещё пара твоих визитов в Митрас - и тут преступников не останется.
    - Этих я в Разведку не возьму, - категорично заявил Эрвин.
    - Правильно, - кивнул Ливай. - Я бы тоже с ними в разведку не пошёл.
    Эрвин подошёл к тому, кого Ливай атаковал первым. Перевернул на спину и присвистнул:
    - Ты сюда ещё и с ножом примчался?
    - Ну да, - буркнул Ливай. Утратив интерес к своему пленному, он пытался рассмотреть в слабом лунном свете, не запачкана ли рубашка чужой кровью.
    - А... почему с кухонным? - Эрвин слегка сжал запястье раненого. Ещё жив.
    - Потому что кое-кто убедил меня оставить мой нож в наследство Ноэлю, - огрызнулся Ливай, на секунду оторвавшись от осмотра рубашки.
    - Я думал, ты найдёшь что-нибудь поприличнее.
    - Ты ошибся. - Кажется, Ливай пришёл к выводу, что всё-таки испачкался, и был, мягко говоря, огорчён. - Но в одном ты прав. Пора убираться отсюда. Грязи на моей одежде уже достаточно. Не хочу больше прикасаться к ним. Пошли отсюда, меня уже тошнит от этих вонючих тварей.
    - Тварей надо забрать с собой, - возразил Эрвин.
    - Это ты уже как-нибудь сам.
    - То есть ты хочешь, чтобы я прибирался за тобой? Мои вонючие твари все ходячие, а твой-то подранок здесь останется.
    Ливай издал странный звук, выражающий сдержанное раздражение.
    - Убедил, чёртов манипулятор. - Он встряхнул за шкирку того, кого запугивал. - Всё, передышка кончилась. Эй, а ну не прикидывайся, что вырубился! Либо ты встаёшь, либо я тебя добиваю.
    Бандит резво вскочил на ноги. Каждый его выдох был негромким стоном - видимо, стонать в голос он боялся.
    - Итак, твой цел, второй ранен, у третьего сломана кисть, четвёртый... надо проверить. Уже должен очнуться. Кроме "живца", мертвецов нет, - резюмировал Эрвин.
    - Очнулся, - сообщил Ливай, встав рядом с четвёртым. - Подъём, дубоголовый, будешь приносить пользу. Люди делают глупости от безделья. Поэтому у вас двоих, - он ткнул большим пальцем в сторону своего пленника, - будет занятие. До ближайшего патруля раненого потащите вы.
    - До Дома Правосудия, - поправил Эрвин. - Хочу сдать их лично Найлу.
    - Это ещё зачем? - недовольно спросил Ливай, наблюдая, как двое уцелевших поднимают раненого.
    - Чтобы он больше не беспокоился за нас, - с неподражаемым ехидством ответил Эрвин. - Помнишь, тёмными переулками грозился?
    - До ближайшего патруля, - повторил Ливай. - В Доме Правосудия мне нравится ещё меньше, чем здесь. Знаю, ты хочешь увидеть, как вытянется рожа у этого придурка.
    - А ты не хочешь? - усмехнулся Эрвин.
    - Не сегодня, - с явным сожалением качнул головой Ливай. - Нам нужно срочно убираться с улицы. Или хочешь ночевать в Доме Правосудия?
    - Не особенно, - поморщился Эрвин.
    - А придётся. Их дружки, - он слегка пнул под зад ближайшего бандита, - в следующие же часа полтора узнают, чем тут дело кончилось. Это, конечно, если ещё не узнали. Верно я говорю, дубоголовый?! - внезапно повысив голос и замахнувшись, рыкнул он.
    "Дубоголовый" резко выдернул руку из-за пазухи, поспешно отбросил заточку подальше от себя и снова подставил плечо раненому. Ливай с недовольным вздохом покачал головой - почти сокрушённо.
    - Что за люди пошли, - произнёс он, жестом приказывая побеждённым идти вперёд. - Пока не гаркнешь, ни черта не понимают... Имейте в виду, падаль. Кто попытается сбежать - получит нож в задницу. И этого счастливчика мы до патруля не потащим. Я хорошо кидаюсь ножами. Не советую проверять, как долго человек может продержаться зимой на улице с ножом в заднице.
    - Я пойду впереди, - сообщил Эрвин, сдерживая улыбку.
    Бандюг пришлось таскать по Митрасу минут пятнадцать, прежде чем навстречу попался хоть один патруль. Кем бы ни были люди группировки, они хорошо постарались, расчищая "эшафот". Никто не пришёл бы на помощь тем, кого они приговорили к смерти.
    Вид у патруля был несколько ошарашенный. Хорошо ещё, сами догадались обеспокоиться здоровьем командира Разведки и послать за тёплой одеждой. Когда Ливай читал им краткую лекцию об ответственности и безответственности, они только кивали. После того, как он закончил их отчитывать, один из них вдруг тихо сказал:
    - Я идиот. Ещё утром я верил, что ты достоин виселицы. Хорошо, что Даллис много мудрее, чем я. Не подведи человечество, сильнейший воин.
    - Действительно, - холодно заметил Ливай. - Ты - идиот. Но примерно это я и пытался донести до тебя и твоих друзей. Будем считать, что ты делаешь успехи.
    К постоялому двору Эрвин и Ливай шли в молчании. Каждый прислушивался к переулкам и следил за пляской теней в трепещущем газовом свете. Стоило Ливаю, идущему позади, чуть замедлить шаг - замедлялся и Эрвин. И ему не нужно было оборачиваться, чтобы понять беззвучный сигнал. Они, почти бессознательно, использовали своё преимущество. То, чего не умела Полиция, но чем владел каждый разведчик, переживший больше трёх вылазок. Чётко отработанное, доведённое до совершенства искусство взаимодействия.
    У самой гостиницы, когда можно было немного ослабить бдительность, Эрвин нарушил молчание:
    - Разведка тебя испортила. У тебя был замечательно развитый инстинкт самосохранения. И что теперь?
    - А что теперь? - равнодушно переспросил Ливай.
    Эрвин пожал плечами.
    - Появляешься там, где тебя не ждали. Лезешь в драку с противником, превосходящим тебя по численности.
    - О, кажется, ты решил, будто я примчался тебя спасать, - язвительно заметил Ливай.
    - Нет, что ты, - заверил Эрвин, - и в мыслях не было. Только сейчас, когда ты об этом сказал, мне стало интересно - почему?
    Ливай немного помолчал, потом медленно, слегка растягивая слова, ответил:
    - Да так... заинтриговал ты меня со своими "перьями". Иду в родные катакомбы и гадаю - вдруг их и правда сорок пять? Я же спать бы не смог. А во всей столице только один человек с нашивкой - ты. Не в Дом Правосудия же мне возвращаться.
    - Уж извини, - развёл руками Эрвин. - Нашивки те где-то в переулках теперь валяются.
    - Жалость какая, - вздохнул Ливай. - Ну, ничего не поделаешь. Придётся пересчитывать на своей форме.
    Оба замолчали, и некоторое время шли в тишине.
    - Возни предстоит много, - нарушив молчание, начал Эрвин. - Причём, как ни забавно, мне. Но я рассчитываю на твоё участие.
    - О чём это ты?
    - О том, что в первую очередь свалится на тебя вместе со статусом нормального штатного разведчика. Проблемы с документами, о которых я, кстати, предупреждал.
    - И что от меня нужно? - почти с интересом спросил Ливай.
    Эрвин протяжно вздохнул.
    - Для начала - придумать себе дату рождения.
    Ливай секунду помолчал.
    - А какой сегодня день?
    Над спящей столицей разнёсся протяжный звон колокола. Не тревожный набат. Напротив, этот звук возвещал - всё спокойно. Всё предусмотрено, учтено, измерено, упорядочено и стабильно. Это часы на ратуше сообщали - прошёл один час нового дня.
    - Двадцать пятое декабря, - ответил Эрвин, когда эхо утихло.

    Система Orphus
    Категория: Ангст | Добавил: Wicked_Clown (16.05.2015) | Автор: T. H. Sunset
    Просмотров: 218 | Комментарии: 1 | Теги: Ханджи Зоэ, Атака титанов, Ривай, Эрвин Смит, AU, Shingeki no Kyojin, Рейтинг: R, макси, Джен, Леви |
    Вам понравился этот фанфик?
    Да Нет

    Автору будет приятно, если вы поставите оценку его работе или оставите отзыв.

    Похожие фанфики:
    Всего комментариев: 1
    +1  
    1
    ЭрИта   (19.07.2017 19:41)
    Потрясающе)))) Я в восторге happy

    Имя *:
    Email:
    Код *:


    Шпионы
    Шпион, мы рады вас видеть ^_^
    Логин:
    Пароль:
    Нет мира без жертв
    © Tia Harribel
    19.07.2017

    Jiyuu no Tsubasa 7

    19.07.2017

    Jiyuu no Tsubasa 6

    Наш баннер:

    Фанфики Мей Учиха

  • Как убрать рекламу?
  • Мы в твиттере
  • Мы в ВКонтакте
  • Бесплатные Флэш-часики и Календарики
  • Пираты Белоуса
  • Copyright Mei Uchiha © 2009 - 2017
    Сайт создан в системе uCoz
    Хостинг от uCozЯндекс.Метрика